14:59 

и еще немножко урожая

Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
А это категория «раскопай своих подвалов». Свою альтернативную Ересь мы с соратниками сочинили два (кажется) года назад, примерно тогда же я напищал первый кусок, после чего оно осталось лежать. Накурено было значительно больше, и как минимум до организации полноценного восстания и начала войны сюжет был продуман. Опять же, надо дописать.
Где-то перед выкладкой миников Коршун внезапно напомнил мне — есть же текст! Практически готовый. Можно же отнести. Я почесал в затылке и согласился.
Но для себя я его засчитываю как работу с этой ФБ чисто формально — написано все-таки давно, перед выкладкой я только причесал и хвосты допилил, чтобы не выглядело совсем уж оборванным.
Продолжение будет. Если соратники не поддадутся пинанию, я его сам напишу (=.


Название: Черные крылья
Размер: мини, 2506 слов
Пейринг/Персонажи: Сангвиний, Жиллиман, упоминаются другие примархи и астартес
Категория: джен
Жанр: AU, драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: очередная альтернативная Ересь; всё пошло немного иначе, у Лоргара не было повода обратиться к Губительным Силам, и теперь они ищут другие пути и других примархов; а Император — в связи с близящимся завершением Великого Крестового похода — закручивает гайки всё сильнее...
Скачать: .doc | .rtf | .txt | .fb2 | .epub

читать дальше

@темы: les belles lettres_, сорок тысяч способов подохнуть_

12:53 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
Очень легкая балетная загадка, хе-хе-хе-хе. Что это за балет, что это за сцена, кто в ней участвует?
norakura, разумеется, была права: гифочки сильфидные с ног до головы. Гифка-загадка - это кадры с репетиции прощального спектакля Николая Хюббе: естественно, "Сильфида", финал, смерть Джеймса, Мэдж - Сорелла Энглунд убивает Джеймса поцелуем. А подсказка - еще одна "Сильфида", снова финал, снова смерть Джеймса: но тут уже господин Мэдж - Николай Хюббе целует Джеймса - Ульрика Бирккьяра.



Ладно, даю подсказку:

Подсказка!

@темы: "La Sylphide", Royal Danish Ballet

08:20 

урожай с ФБ

Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
Настало время растаращить ленту... (=
Как обычно, сперва драбблы. Кучечкой. Их мало и вообще я собой недоволен. Зверек неписец этим летом выдался объемный, откормленный.

Текст вида «второй подход к снаряду». Идея приползла ко мне прошлым летом, и я даже это напищал, но мне категорически не понравилось, поэтому текст просто был отложен подальше. Год спустя я понял, что надо бы попробовать еще раз, и напищал заново. От первой версии осталось всего пара кусочков. Как ни странно, получилось лучше (=.
Пейринг жанр, как обычно, «Сангвиний и судьбец», оно же «примарх страдает».


Название: Сломать судьбу
Размер: драббл, 353 слова
Пейринг/Персонажи: Сангвиний, упоминаются Конрад Кёрз и Хорус
Категория: джен
Жанр: AU, ангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Ночной Призрак просил убить его — и Ангел выполнил просьбу. Сожалеет ли он об этом?..

читать дальше

Появление этого текста описывается предельно просто: мы упоролись (=. То есть сперва мы с соратниками догнались до спейсмарина-инсектофоба, с которым внезапно приключаются тираниды, а потом подумали — а почему бы это не написать. Ну я и напищал.
Тот факт, что даже на драбблик на поржать без особого смысла мне понадобилось дня три или четыре, дает некоторое представление о масштабах неписца.


Название: Инсектофобия
Размер: драббл, 438 слов
Пейринг/Персонажи: ОМП-Ультрамарин
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Мелкий, но досадный недостаток для космодесантника.

читать дальше

С этим текстом получилось... Гм. Некоторая фигня получилась. Пограничный рейтинг на ФБ — это как нелегальный переход границы: если не заметили, то все в порядке, а если засекли, тогда ой. Вот здесь какой-то бдительный добрый человек не поленился тыцнуть погранцов оргов, орги сказали — неть, не рейтинг. Ну окей, снял и перевыложил на внеконкурс. В конце концов, может, и правда недотянул.
По существу, в смысле про содержание. Тут всё просто — прочитав книжку, мы немедленно пошли шипперить Абаддона с его кораблем, потому что не шипперить невозможно. Категорически. Это сверхчеловеческое мимими просто, а не взаимоотношения (=.


Название: Крылья славы его
Размер: драббл, 368 слов
Пейринг/Персонажи: Ультио / Эзекиль Абаддон
Категория: гет
Жанр: зарисовка
Рейтинг: PG-13
Примечания: для тех, кто не читал «Черный легион»
Предупреждения: обратная технофилия; массовые жертвы и разрушения

читать дальше

На спецквест я написал вообще случайно (=. С заданием нам повезло, пол-канона натягивалось на этот глобус легко и непринужденно, поэтому мы просто сидели и перебирали сюжеты. Ну и я как обычно, Локен и весь раскабздец его истории меня не отпускает вот уже который год.
А потом плеер подкинул мне идеальный саундтрек, и я понял, что писать точно надо. Получился не совсем сонгфик, но, кхм, местами. Одну строчку таки впящил.
Впрочем, все равно не очень доволен результатом; местами там есть очевидные (как минимум, мне) дырки, и можно было бы лучше. Надо бы взять себя в какие-нибудь лапки и допилить.
Собсно, саундтрек. Пардон за ютуб, но простоплеер опять упал.
А еще здесь есть пасхалка — одна относительно известная цитата, но в моем вольном переводе. И я до сих пор не знаю, опознаваема ли она вообще, потому как официальный перевод источника цитаты я не то что не читал, а вообще ни разу не видел. Кто найдет, тот будет мимими (=.


Название: Последняя нить
Задание: "Орфей и Эвридика"
Размер: драббл, 491 слово
Пейринг/Персонажи: Гарвель Локен, Тарик Торгаддон
Категория: джен
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Даже войдя в царство теней, ты не можешь никого вывести оттуда. Можешь только отпустить.

читать дальше

@темы: сорок тысяч способов подохнуть_, les belles lettres_

00:03 

lock Доступ к записи ограничен

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:00 

lock Доступ к записи ограничен

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

22:45 

lock Доступ к записи ограничен

Anaquilibria
Is that bag smiling?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

20:05 

lock Доступ к записи ограничен

!!ФАНДОМНАЯ БИТВА!!
пыщ-пыщ!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:10 

Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
А про команду Вахи будет отдельно. Потому что.
Вообще, вся эта затея кратко характеризуется ачивкой с дредноутом:
fandom Warhammer 40k
(кстати, она ведет на наш деанон, если кому интересно)

Я не хотел идти. Я не хотел вообще никуда, тем более — в оргсостав, тем более — в кэпы. Но в прошлом году так хорошо сходили... Но все няши, теплый ламповый коллектив...
Короче, меня упихали в саркофаг и заставили вести всех в битву. Поскольку космодесант не отступает, пришлось доводить до конца.
Впрочем, все действительно няши и мимимиши, что уж там. И у нас были охуенные авторы. И артеры. И крафтеры. И вообще все. И про наше клевое макси я скажу еще раз, потому что оно ну очень клевое.
Кстати, в общем зачете у нас 92 место, и я считаю, что это не так уж плохо.

Так вот, дорогая командочка. Хотя я ненавижу ФБ, всю дорогу чувствовал себя ржавой железякой и пытался уползти, — но сходили мы все равно хорошо. И с вами было отлично (=.
И простите меня за все моменты, когда я был хреновым кэпом. Чую, они таки были.

@темы: фандомное побоище_

18:25 

lock Доступ к записи ограничен

Чудик
Но когда ты - ПСИХ! И небо тебе подвластно!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:13 

про ФБшечку

Альре Сноу
...седьмого идиотского полку рядовой.
А теперь будет пост на похвастаться. И посчитать. В смысле, сколько чего я упящил за эту ФБ.
подсчеты под катом
Итого получается 55 работ. Если я правильно посчитал (=. Ну и еще вычитка, которую я здесь не считаю, иначе задолбусь.
Многократно упоминаемый в подсчетах «соавт» — это, собственно, товарищ Коршун, который упоролся еще сильнее меня которому я в очередной раз говорю большое спасибо за укур. А также отдельное спасибо за умение находить переводы. Фиг бы я сам столько текстов нашел (=

Кратко подводя итоги: БОЛЬШЕНИКОГДА.
Ну, вы знаете, как это обычно бывает (говорю я и обнаруживаю себя уже в трех командах на зиму).

@темы: фандомное побоище_

15:47 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
Дочитала биографию Кронстама. Потрясающая книга, наверно, одна из лучших балетных биографий, которые я читала. Кронстаму страшно повезло с биографом, Александрой Томалонис, - ну хоть с чем-то в жизни, боже мой, ему повезло. Потому что рассказ о его последних годах я, человек малосентиментальный, дочитывала с комом в горле. Совершенно жуткое описание того, как жизнь и окружающие доламывали человека - причем окружающие доламывали его в первую очередь по незнанию, даже не представляя себе, что творится у него внутри. Как верно замечает Томалонис, отчасти к этому привела замкнутость Кронстама, стремление во что бы то ни стало охранить свою приватность и себя самого: он не допускал своих коллег, своих товарищей по театру, даже своих достаточно близких друзей в свою внутреннюю жизнь, в свой дом - и в конце концов это сыграло с ним дурную шутку.
Но теперь думаешь: как же верно сделал Эрик Брун, покинув Данию и КДБ. То есть, не то чтобы покинул, он не позволял о себе забывать. Кеннет Грив очень четко объяснил, в чем тут дело: пока ты остаешься в Дании, тебе не позволят быть кем-то, быть особенным. Для того, чтобы стать особенным, ты должен уехать и вернуться. Но после того, как ты проведешь в Дании полгода, ты снова становишься никем. Когда ты уезжаешь - ты снова звезда. Тобой интересуются, хотят общаться с тобой. Но когда ты остаешься в Дании на полгода, всем уже на тебя наплевать.
Эрик, осознанно или неосознанно, просек эту фишку - и поступал соответственно: уезжал из Дании, возвращался, танцевал несколько месяцев, уезжал снова, непременно станцевав прощальный спектакль и закатив прощальную вечеринку (вот тут вспоминается король Фредерик IX, якобы сказавший еще совсем юному Эрику, то и дело подававшему в отставку: мол, ну чего ты, давай, мы для тебя правила изменим - просто будешь выступать у нас в качестве постоянной гест-стар, а я на цветах сэкономлю). Кронстам так не делал: у него были периоды довольно длинных выступлений за границей - в основном с труппой Рут Пейдж в шестидесятые годы, - но он всегда возвращался, и в Дании его воспринимали не как Эрика или, допустим, Флемминга Флиндта - типа это наша гордость, наши великие танцовщики, добившиеся известности за рубежом. Кронстама в целом оценивали ниже не оттого, что он танцевал хуже, не оттого, что он обладал меньшим талантом (по части техники он, похоже, не уступал Эрику, по части драматической выразительности и одаренности он, судя по всему, его опережал), а оттого, что он не уезжал. Эрик на вопрос о том, мог бы Кронстам сделать международную карьеру, ответил, что Кронстам в юности был очень талантлив, а позднее стал великолепным артистом, но его менталитет был лучше приспособлен для датского образа жизни, и он добивался международного успеха только на гастролях с КДБ. Если бы он захотел уехать, то, наверно, смог бы сделать такую же карьеру, "как некоторые из нас". "Но он решил остаться в Дании со своей семьей, и я не думаю, что он как-то страдал из-за этого выбора". Жаль, кстати, что в книге мало отслеживаются именно личные отношения между Эриком и Хеннингом - которые, судя по всему, были (насколько возможно было иметь личные отношения с замкнутым Кронстамом). Но в основном все делают акцент на их балетном соперничестве: кого критики, коллеги и зрители считали/считают более великим - Эрика или Хеннинга? Такое чувство, будто Эрик относился к Кронстаму не то чтобы недружелюбно, но холодновато, это чувствуется в его высказываниях о Кронстаме. Кронстам же в свою очередь говорил, что в конце концов они с Эриком стали хорошими друзьями, и что вообще Эрик милый и замечательный. Что ж, по крайней мере, в 1976 году, когда Кронстам в первый и последний раз устроил вечеринку у себя дома (у него был юбилей: ровно двадцать пять лет назад состоялся его официальный дебют; по этому случаю в театре был устроен вечер в честь Кронстама, на котором он танцевал Яго в "Паване Мавра" и Поэта в "Сомнамбуле" - это была одна из его знаковых партий), Эрик был в числе гостей - наряду со Стэнли Уильямсом, Петером Мартинсом, ну, и еще целой толпой, - и Томалонис вспоминает, что во время бесед с Кронстамом видела альбом с фотографиями с этой вечеринки. После смерти Кронстама альбом пропал, как, впрочем, и множество других его вещей и бумаг.
И еще о различиях между Эриком и Кронстамом - о различиях, повлиявших, в том числе, на отношение критиков к Кронстаму. Эрик, как, например, отмечала Лидия Джоэл, умел очаровывать балетных критиков - причем за счет чисто охотничьих приемов: отбить от стада зазевавшуюся особь, загнать в угол и очаровать. Кронстам подчеркнуто не завязывал каких бы то ни было личных отношений с критиками, держался особняком, близко к себе никого не подпускал - и это могло сыграть свою роль. Или вот, например, была история с Эббе Морком (я относительно недавно писала о его отношениях с Эриком). В 1979 году, когда Кронстам уже был худруком КДБ и готовил первый Фестиваль Бурнонвиля, был снят документальный фильм Dancing Bournonville - там, среди всего прочего и всех прочих, можно увидеть Кронстама, дающего класс. Причем, что любопытно, Кронстам там появляется с сигаретой в руках. Можно подумать, что он был курильщиком вроде Эрика, но нет. Именно во время съемок фильма он попытался начать курить, надеясь справиться вот так с постоянным стрессом и напряжением, но бросил через месяц, потому что не мог затягиваться - только задыхался. Кстати, двадцатью годами ранее, в 1960 году, когда он танцевал дона Хосе в "Кармен" Пети, сцена с after-sex cigarette тоже вызывала у него большие проблемы: попытки затянуться оборачивались приступами удушья. А возвращаясь к Dancing Bournonville - фильм имел такой успех, что Эббе Морк, участвовавший в его создании, предложил Кронстаму сделать второй фильм из неиспользованных материалов. Но Кронстам наотрез отказался, потому что считал, что в этих неиспользованных материалах танцовщики показаны не с лучшей стороны. Морк обиделся и обиду эту выразил самым гадким способом: в статье об истории КДБ, напечатанной в сувенирной программке к фестивалю, он упомянул Кронстама ровно два раза - в числе учеников Веры Волковой и в качестве действующего худрука. "Вас здесь не стояло", классический вариант. Нечто подобное проделывали в НБК, вымарывая из истории компании Константина Патсаласа. Но тут это было еще противнее. И Морк так и продолжал сводить с Кронстамом счеты, старательно критикуя всю его деятельность на посту худрука КДБ. Выглядит это, чего скрывать, очень некрасиво. Но надо добавить, что в 1994 году, когда Кронстам оказался в откровенной опале (за год до этого, летом 1993 года, его буквально вышвырнули из театра, обвинив в алкоголизме, что было ложью - он не был алкоголиком, его временами странное поведение было вызвано его болезнью, маниакально-депрессивным психозом, обострившимся под воздействием ряда сильных стрессов), балетные критики не забыли поздравить его с шестидесятилетием (и королева Маргрете, кстати, тоже прислала поздравительную телеграмму), и, как говорил потом сам Кронстам, даже его "милый старый враг" Морк был очень добр к нему. Ну, хоть что-то.
Тут еще многобуков о Кронстаме и вааще

Вопрос: Я прочитал и...
1. ...пожалел Кронстама.  9  (47.37%)
2. ...мне понравилось.  6  (31.58%)
3. ...а про Эрика еще будет?  4  (21.05%)
Всего: 19
Всего проголосовало: 9

@темы: Erik Bruhn, Royal Danish Ballet, Henning Kronstam

10:58 

Доступ к записи ограничен

Медичка Шани
Номер Один. Догнат.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

10:17 

lock Доступ к записи ограничен

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:23 

lock Доступ к записи ограничен

Anaquilibria
Is that bag smiling?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:25 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:00 

lock Доступ к записи ограничен

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

23:35 

lock Доступ к записи ограничен

alba-longa
На свете есть всего 10 разновидностей людей. Те, которые понимают бинарный код, и те, кто не понимают
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:54 

Доступ к записи ограничен

WTF Kombat
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:35 

lock Доступ к записи ограничен

Сехмет
Whiskey-Cola is for pussies. Vodka-Vodka is our choice
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:26 

М-ль Люсиль
Хочешь песенку в награду?
Юбилейная двухсотая запись с тэгом Constantin Patsalas. Как приятно чувствовать себя главным психованным популяризатором этого никому не нужного человека. Ну ладно, "никому не нужного" - это сильно сказано, но ясно, что это не Рудольф с Эриком, вокруг него фандом не сложится (и слава богу, и не надо). А я его все равно люблю и с большим кайфом собираю о нем куски информации. Благодаря outsatiable удалось добраться до Globe and Mail, теперь очень хочется найти все-таки доступ к датским газетным архивам, к рецензиям на Das Lied von der Erde, последний балет Константина. Но тут, как водится, нужен человек, записанный в Королевскую библиотеку и имеющий возможность прийти в эту самую библиотеку и на месте влезть в Mediestream, газетный онлайн-архив. Потому что копирайт-с, в газетах, изданных после 1918 года, можно рыться только в библиотеке, а из дома - ни-ни. Свинство, а что поделаешь?
Ну и фиг с ними, жадными датчанами. Давайте читать более щедрых канадцев. Очень милое интервью Константина в номере от 12 апреля 1980 года. Вроде бы ничего сногсшибательно нового там нет (ну разве что информация о том, что он поставил нечто сольное для Наталии Макаровой; а еще - что он научился плести макраме, чтобы создать костюмы для Angali), но все равно читать очень приятно.

Patsalas finds his dance muse in the music

"I feel I have an Oriental mentality," says the very Greek-looking Constantin Patsalas, choreographer and soloist with the National Ballet of Canada. "It makes me a little more relaxed about my work sometimes. I think that if I have enough talent, no one - not the company, not the critics, - can stop me. It means I don't feel I want to rush."
Three things are odd about this view from Patsalas, who will be presenting two new works in the National Ballet of Canada's annual choreographic workshop April 15 to 19 at NDWT Theatre. The first is that Patsalas rarely looks relaxed. Dark and wiry, he says at one point, "To me, to speak with my hands is very natural," and what those never-silent hands are most concerned with is sketching choreographic ideas in the air. His animation is more restless than relaxed, more King and Bay than Japanese rock garden.

There is no crescendo or diminuendo in dance. Patsalas wants to put them there.

And if the National isn't giving him the official status as a company choreographer that he would like, neither does the company appear to be "stopping him." Since joining in 1972, he has had three ballets (Inventions, Black Angels and Rite of Spring) from the choreographic workshop taken into the company repertoire and his very beautiful offering for the recent spring gala, Angali, is reported to be following the same route. No other choreographer within the company has had such a success rate, one which is particularly impressive since the complex music he has used, and the strong, spare, abstract tone of much of his choreography has not endeared him to some critics or audiences.
Thirdly, he may not "feel he has to rush," but his itinerary looks close to busy. He has created work on two occasions for the Ballet Contemporaneo de Camera in Venezuela, won the prestigious choreographic prize of the Boston Ballet in 1979 with a new composition, and has completed a solo for Natalia Makarova. And he may accept the invitation to go to Stockholm to mount Angali for the Royal Swedish Ballet.
Now, he is presenting two works at the workshop, of which one, Canciones, based on a group of Spanish songs, was created for the Ballet Contemporaneo. The other is a solo, Recital, danced alternately by Gizella Witkowsky and Amalia Schelhorn, which he describes as "absurd, like Ionesco and Beckett. There are allusions to the classics - Giselle, Swan Lake, La Sylphide - and other works, including some of my own. The score is a collage by Luciano Berio, and the dance is just as schizophrenic."
The two works sound totally different, but both have elements of the Patsalas style as it has been emerging through the years.
Recital reflects his continuing fascination with modern music. "I enjoy contrasts in movement, the swift changes from black to white - and then the exploration of all the reds and yellows in between. Modern music can be good for this, because it's more immediate and unpredictable. I like to be surprised."
The importance of music - and perhaps the frustration of realizing it in dance - has led Patsalas to try to find choreographic equivalents to musical terms. "We don't have 'crescendo' or 'diminuendo' in dance. In Recital, I was experimenting with those kinds of transitions of intensity."
But Patsalas uses simpler, more traditional music for dances both serious and light-hearted. He has an admitted "love of the exotic," which was satisfied by the distinctly Indian strains in the Jacques Charpentier score used for Angali.
"I have an affinity with those cultures. There is a mystic quality in countries like India that is religious rather than psychological." The inspiration, of course, can be far from religious; for all its spiritual tones, Angali was partly inspired from the erotic drawings in the Kama Sutra. Patsalas took up macrame to make the costumes he felt the work demanded.
The Spanish songs in the Canciones, or the South American rhythms for Parranda Criolla, last year's workshop piece, reflect Patsalas' love of folk art. "I really feel the roots of both classical and modern art are rooted in folk painting, music and dancing. I'm particularly interested in Spanish and South American rhythms. When I work with this music, after the more serious pieces, it is like taking a holiday."
Arising in part from his interest in oriental philosophy, Patsalas draws parallels between the natural world and the psychological. Rite of Spring in particular benefited from his observations of water, rocks and plant life. "I saw this small tree on a hill in Spain a few years ago, which had a climber growing right beside it. I looked at it and began to think: is the tree supporting the climber, or the other way around?
"There is a moment in Rite of Spring that was inspired by thoughts like that, in which a girl is winding herself around a man who is standing upright. Ideally, the audience should wonder: is the woman a support or a parasite?"
Unlike James Kudelka, the other major company choreographer, or the recently departed Anne Ditchburn, Patsalas has not yet tackled a story ballet. One of the reasons for this is practical. "Story ballets tend to grow, with expensive sets and costumes. It is harmful to put such financial pressure on a ballet - which is why I usually design my own sets and costumes. You make an expensive ballet, and audiences come to see the spectacle and not the ballet."
But there's also the fear that such elements might fragment what Patsalas most wants to do in choreography: to find "the true wavelength" of the musical scores that inspire him.
"The most important thing for me now is the quality of movement. Everything else - character, plot, stage acting - is just makeup."

@темы: Constantin Patsalas

тороидальная камера с магнитными катушками

главная